ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№04 2016 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Мученица со сложным именем

Не нам, не нам, но Имени Твоему…
Надпись на медали
за Бородинское сражение

Дежурство было самое обычное, то есть суетливое и бессонное.

День еще прожили более-менее, даже суп успели сварить и наполовину съесть, что по нынешним дежурствам стало редкостью. Потом пошел вечерний контингент большого города – автотравмы, ножевые ранения, переохлаждения (потому что уже не май).

Потом лечили симпатичную собачку доктораэндоскописта. Собачка болела, и человеческие доктора (лучшие умы больницы, между прочим) пытались собачью болезнь вылечить. Это было сложно, потому что собачки по-человечьи не говорят, а мы как-то привыкли с больными хоть чуть-чуть пообщаться.

Потом заведующий искал свои очки. Очки исчезли где-то после обеда в просторах второй больницы, а оперировать с дальнозоркостью без них неудобно. Стол операционный приходится ниже пояса опускать…

Подняты были на поиски медсестры приемного отделения и оперблока, реаниматологи и ординаторы-хирурги, как люди юные и подвижные. Очки не нашлись – по способностям терять вещи и забывать их местонахождение с нашим заведующим сравнятся немногие. Меня попытались притянуть к процессу, но тут как раз привезли молодого человека с ножевым ранением в живот – и пришлось заниматься дырой в животе, а не очками.

Зашив рану печени и написав историю – снова вниз, в приемное. Шел второй час ночи, и хирурги решили поработать – сначала взяли в операционную пациента с тупой травмой живота, потом с ножевым в шею. Конечно, день почти не работали – ночь же брала свое.

В начале шестого утра мы наконец добрались домой – на седьмой свой этаж, в состоянии плохого понимания окружающей действительности. Расползлись по койкам.

Утро пришлось посвятить дописыванию ненаписанного ночью, осмотрам прооперированных накануне и дискуссиям с анестезиологами. Поэтому, в десять часов добредя до комнаты хирургов и обнаружив там вчерашнюю бригаду почти в полном составе, оставалось только пожать плечами. Безумные мы люди, хирурги, – дежурство заканчивается в восемь…

Ели вчерашний суп с грибами и тушенкой. Но мне поесть толком не дали – заведующий вдруг вскинулся и задал непонятный мне вопрос:

– Ну что сидим?

– Суп едим.

– А очки мои кто искать будет? У тебя же есть подружка, имя которой я никак запомнить не могу… Сложное сильно. Давай, выходи с ней на связь. Она же, говоришь, все находит.

Кому непонятно – это он о святой мученице Перпетуе. Имя действительно сложное. Она и вправду помогает в поисках потерянных вещей. Если вещь в пределах досягаемости – надо попросить ее и все найдется.

Мне уже неоднократно приходилось к ней обращаться. Хирурги так же рассеянны и забывчивы, как и все прочие. А поскольку заведующий – атеист, то он никогда не лишал себя удовольствия проверить способности мученицы Перпетуи, правда имени ее за много лет так и не запомнил. Ко мне приставал – давай, зови помощницу.

Но вот чтобы так, прямой вызов – впервые.

– А вы их правда потеряли? Не спрятали, чтобы проверить?

– Зачем бы я их тогда весь вечер вчера искал? Потерял.

– А где? Ну хоть примерно?

– Вторая больница…

Такое четкое указание не может не порадовать – девять этажей стационара, два этажа лечебно-диагностического отделения и подвал. Буквально точка на карте мира…

– А если найдутся - что за это будет?

– Да не найдешь. Мы вчера все обыскали. Это я так…

– Ладно, вот сейчас кофе допью и найду. Заведующий фыркнул. Теперь дело пошло на принцип. Допиваю чашку – в три глотка.

…Подвал. Переход в приемное. Потихоньку прошу прощения у Небес за гордое обещание найти пропажу.

«Святая мученица Перпетуя! Ну, пожалуйста… не ради меня – ради истины. Пусть некоторые поседевшие и неверующие заведующие увидят силу Божию. Не нам, не нам, но Имени Твоему, Господи, дай славу!» В приемном первым навстречу попался тот самый доктор-эндоскопист, чью собачку мы старательно накануне лечили.

– А скажите, у вас нечаянно не лежат очки моего шефа? Он вчера где-то потерял и до сих пор не нашел.

– Нет, не было. Он разве заходил к нам вчера?

– А собаку-то лечили…

– Да, точно. Был твой шеф. Но очков не было. Впрочем, у меня же есть ключ - пойдем, посмотрим. Что гадать…

В эндоскопическом кабинете стоит стол.

На столе в уголке скромно лежит знакомый бежевый футляр. В футляре прячутся знакомые очки начальства.

Подхожу к внутреннему телефону. Набираю номер кабинета.

– У аппарата.

– Ну что, креститься будем?

В трубке невнятный вопль.

Я поясняю:

– Очки нашлись. Кто еще будет сомневаться по поводу святой мученицы Перпетуи?

– Где они были?

– У эндоскопистов. Собаку смотрели вчера.

– Мученица тут ни при чем. Это твоя железная логика.

– А кто вчера говорил, что у меня не только логики, но даже мозгов нет?

Это так, к вопросу о чудесах.

Зато ординатор, который был свидетелем спора, а вчера обыскивал все приемное отделение в поисках очков – увидел у меня в руках бежевый футляр и замер.

– Вот честное слово, сейчас пойду в церковь свечку ставить!

Сам шеф креститься пока не собрался. Но я жду. И с такими друзьями, как мученица со сложным именем, – дождусь.

Василий Полушкин,
г.Тюмень

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2022 г.