ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№9 2021 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Русский мальчик Ваня. Непридуманная история

Я увидел его, когда он бежал по широкой асфальтированной дорожке, ведущей к Богословскому храму. Ему было примерно полтора года. Может быть, чуть больше. У него были светлые, с небольшой желтизной волосы, смышленые бирюзовые глаза, слегка курносый нос, пухлые губы; одет он был в легкую, с короткими рукавами летнюю рубашку василькового цвета и сиреневые штанишки, едва достигавшие колен.

Мальчик бежал, чуть наклонив туловище вперед, и казалось, что вот-вот упадет, однако это впечатление было обманчивым – он и не думал падать. Его родители – молодой, высокий, весьма крепкого сложения мужчина и стройная загорелая женщина с длинными, падающими на плечи каштановыми волосами – наблюдали за его бегом совершенно спокойно, нет, не так, они смотрели на своего сынишку с нескрываемой любовью, даже с восторгом, радуясь его естественному свободному бегу. Они направлялись к выходу из монастыря, а мальчик бежал в противоположную сторону.

– Ваню-ю-у-ша-а, – напевно произнесла женщина. – Мы уходим.

Она остановилась на месте, поправляя волосы и наблюдая за сыном. Тот, конечно, прекрасно слышал свою маму, однако и не думал останавливаться. Он добежал до Богословского храма и повернул направо; пробежал еще немножко и остановился около крылечка, которое вело в храм. Ступеньки были высокие, но это нисколько не смутило малыша – он довольно быстро поднялся на крылечко, становясь на ступени сначала коленками, а потом ступнями и помогая себе руками. Он подошел к двери, погладил ее, прижался к ней щекой (нагретая за день солнцем, она была теплой), прошелся по крылечку туда и обратно. Мальчик хотел войти внутрь, но дверь была заперта – он не догадывался, что вход в храм находится в другом месте, за углом.

– Сможешь сам спуститься? – спросил сына мужчина. – Смотри, поосторожнее. Мальчик стал спускаться с крылечка задним ходом, поворачивая голову и смотря, много ли ступенек еще осталось. Он спустился вполне благополучно, папа лишь наблюдал за действиями сына, которые были весьма грамотными.

– Молодчина! – похвалил он малыша. – А теперь беги сюда, нам пора уходить. Мальчик, словно не слыша его, побежал дальше вдоль храма, с асфальтированной дорожки свернул на зеленый, коротко остриженный газон, пробежался по нему, постоял под липой, обежал вокруг цветущего куста шиповника и, миновав газон, снова оказался на асфальте.

– Ваню-ю-у-ша-а! Ваню-ю-ушенька-а-а!

Сыно-о-о-ч-е-ек! – раздался напевный голос мамы. – Хочешь попить святой водички? Скорей сюда! – Она показала малышу бутылочку с водой.

Однако у мальчика была совсем другая забота: он побежал к шатровой колокольне, нижний этаж которой занимал храм святителя Николая, Мирликийского чудотворца. Здесь тоже было крылечко, но небольшое, всего в две ступени. Малыш преодолел их без труда. Он сел на крылечко, поставив ноги на ступеньку. – Будешь ждать, когда откроется храм? – спросил папа, подойдя к сыну. – Он откроется только завтра. Пошли.

Малыш спустился с крылечка. Его внимание привлек колокол, который стоял на невысоком возвышении, – он давно отслужил свой срок и теперь выполнял роль музейного экспоната. Мальчик подбежал к нему, потрогал пальцами вязь церковнославянских букв, бегущих вокруг нижней части колокола, обошел вокруг, как будто читая длинную надпись, а затем попытался взобраться на возвышение, но это было ему не по силам.

Поняв это, он вернулся на дорожку.

– Ну а теперь, сынок, поедем домой, – сказал папа. – Мама уже заждалась нас. В подтверждение этих слов раздался напевный голос:

– Ванечка-а-а! Дорогу-уш-а-а! Поспеши-и-и! Малыш побежал по дорожке, но не утерпел и снова свернул на зеленый газон.

Я с интересом наблюдал за его действиями. Он был мне очень и очень симпатичен.

– Почаще привозите его в монастырь, – сказал я, обращаясь к мужчине. – Ему тут нравится.

– Вижу, – кивнул мужчина.

– Славный парень растет, – продолжал я. – Мой внук всего на год старше, такой же бедовый.

Между тем мальчик направил свой путь к другому храму, который находился по ту сторону просторного газона.

– Он у вас по духовной части пойдет, – сказал я. – Может быть, станет священником. А может, и архиереем. Священников у нас не хватает. Один Господь знает, кем он станет. Возможно, Он уже определил ему стать патриархом, у которого будет пламенная вера, несгибаемая воля и могучее желание – спасти Россию. То есть вторым Ермогеном.

Мужчина улыбнулся. Он об этом еще не думал.

– Посмотрим, – сказал он. Женщина шла назад, ища глазами своего сына, который в этот момент скрылся за кустами шиповника.

– Ваню-ю-ушечка-а-а! Ласточка моя, где ты-ы? Нам пора домой!

Мальчик подошел к краю газона. Спуск на асфальт был для него высоковат, и он думал, как ему поступить. Наконец он решился и ступил вниз. И наверняка упал бы и сильно ушибся, а может, и нос расквасил бы, но в этот момент его подхватила сильная папина рука. – Пострел ты, пострел! – любовно сказал мужчина. – Мал, а уже какие шаги делаешь!

Он взял его на руки и направился к выходу из монастыря. Малыш с высоты папиного роста смотрел то на один храм, то на другой, как будто выбирая лучший из них для своего будущего служения.

Я помахал ему рукой: – До свиданья!

Он помахал мне в ответ.

Николай КОКУХИН

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2022 г.