ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№12 2019 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Уроки моей бабушки

Посвящается моей любимой бабушке
Авдотье Алексеевне Третьяковой

Пробуждение

Ну вот, я опять живу! Каждое утро для меня, как новое рождение, – пока спал, вроде бы, и не жил… Будит меня радио. Ровно в 6:00 начинает играть Гимн Советского Союза. Он мне очень нравится, поэтому накануне вечером включаю радио на полную громкость.

И когда утром – «Па-па, па, па-па, па!», моя бабушка уже знает, что я проснулся. А я лежу на пуховой перине, прикрытый пуховым одеялом. Напевая в такт радио мелодию гимна, слышу краем уха, как метет за окном вьюга и как на кухне хозяйничает моя родненькая бабулечка. Каждое утро она меня балует, извлекая из своей волшебной «русской» печки оладушки, пончики или блинчики.

Через четыре месяца мне будет шесть лет. Зовут меня все по-разному. Бабуля зовет Сано – это потому что я хозяин в доме, единственный мужчина на всю нашу с бабушкой семью. Оттого у меня много обязанностей: ухаживать за всей живностью, следить за порядком во дворе и за здоровьем моей бабуленьки. Мама называет меня Санечкой. Папа, Виктор Александрович, мою маму так же называет: она, как и я, – Саша, Александра Андреевна.

Мои родители уехали из деревни в Казахстан «поднимать целину». Откуда она упала и почему такая тяжелая, я не знаю. Но родители взяли с собой в помощь моих братьев – старшего Колю и младшего Юру, которому всего-то три года. Вот, чем он может помочь?!

В деревне все меня зовут Сашка Дунин.

Фамилии, конечно, у всех есть, но, как будто, и вовсе нет – всех детей зовут по именам бабушек или мам, редко по имени папы: Федорин, Борисов, – а вот по имени дедушек вообще никого не зовут. Бабуля сказала: «Всех дедов на войне Великой поубивало»…

– Итак, ноги на ширине плеч, руки на уровне груди! – Пора вставать, по радио всех на зарядку приглашают, а меня хозяйство ждет. Бегу на кухню, обнимаю бабушку Дуняшу и к умывальнику. Одним пальцем проковыриваю заспанные глаза, но бабушка обнимает меня за шею и жесткой рукой мусолит мое лицо, обливая ну шибко холодной водой!

– Ты помнишь, какой сегодня день?

– Ура, да! Сегодня же Новый год!

Моя самая, самая большая мечта…

Елку на Новый год взять было негде. Поэтому вчера весь вечер мы с моим самым закадычным другом Колькой-Пузаном наряжали березку. Вырезали снежинки из бумаги и клеили из разноцветных полосок и бумажных флажков цепочки гирлянд.

Колька живет в соседнем доме. Его родители не поехали «поднимать целину», поэтому у них всегда весело. У Коли есть старшая сестра Зоя. Они часто приглашают меня в гости. Зоя придумывает всякие игры или обыкновенно, если на улице холодно, читает нам разные книжки. У Кольки два прозвища – Чеглок и Пузан. На первое прозвище он обижается, а я не понимаю почему. Вроде птица такая, как орел. А вот «Пузан» – он надувает свое пузо и довольно улыбается…

– Бабуль, а мы пойдем сегодня в сельмаг (сельский магазин)?

– Обязательно сходим. Пшено нужно курям и так, по мелочи.

По мелочи – это бабушка мне всегда берет карамельки «Слива», «Яблоко», какао-подушечки и еще маленькие кругленькие арбузики, которые почему-то называются «Крыжовник». Мне очень нравится ходить в магазин, в нем столько разных предметов, я смотрю на них, а некоторые можно даже потрогать. Когда вырасту, буду работать продавцом!

От печи идет приятное тепло. Опять потух свет. Бабушка убирает заслонку, и у печки открывается большой рот, из которого струится нежный свет от потрескивающих угольков. Я сижу за столом, уплетаю блинчики и не могу оторвать завороженного взгляда от мерцающих бликов печи.

– Слава Богу, покушали – пойдем и за работу.

Бабушка просыпается еще раньше, чем я, управляется со всей живностью, убирает у них, кормит и меняет подстилку. Я одеваюсь теплее и беру кусок хлеба для моей любимой коровы Фроси. Хлеб посыпаю солью: Алексеевна сказала – «чтобы молочка больше было».

– Доброе утро, Фрося. Вот, кушай. И спасибо тебе за молочко, за сливочки и творожок. – Бабушка всегда мне говорит, что нужно благодарить и коровку, и курочек. И нашу продавщицу тетю Любу, она добрый и приветливый человек, всегда улыбается и обязательно сунет мне в карман лишнюю конфетку. А еще тетя Люба непременно просит меня, чтобы я закрыл глаза и так закрытыми покрутил ими – она громко смеется и удивляется, какие у меня длинные ресницы.

– Ну что, Фрося, сейчас я надергаю тебе сена. – Сено у нас для Фроси на сарайке.

В потолке, прямо под сеном, сделана дыра, и очень удобно специальным крючком дергать ей этот корм. Затем я сыплю курочкам пшено. Пока они клюют, я собираю яйца, которые снесли ночью.

И самое любимое мое дело – это убрать снег со двора. Сегодня намело сугроб с меня ростом. Одному не справиться, буду звать друга Кольку! Если снега много, то мы по очереди друг другу помогаем, да и веселей работать вдвоем.

– Ну что, Сано, в магазин идем? – кличет меня бабушка.

– Ура, в магазин! Бабуль, нужно купить звездочку на нашу новогоднюю елку! А еще я хотел сделать подарок Кольке, большую деревянную лопату. Он мне снег помогает убирать!

– Разве это подарок? Хорошо, Сано, с подарком мы что-нибудь придумаем!

– Доброе утро, Люба! – Мы вошли в сельмаг. В углу магазина, на подставочке стояли блестящие, зелененькие, с ремешками для валенок лыжи! Их только сегодня завезли. Я подошел поближе и положил подбородок на прилавок. Все остальное вокруг перестало для меня существовать! Лыжи – моя самая заветная мечта. Я представил, как надеваю их на валенки и со скоростью спускаюсь с горы, ветер готов сорвать с меня шапку, а я качусь и качусь… У многих мальчишек в деревне есть лыжи и санки. Но просить у бабушки купить мне лыжи язык не поворачивается – «пенсия у нас маленькая», слышал я частенько. Совсем не помню, как вывели меня из магазина. До дома я шел с понурой головой, а в глазах неподвижно стояли блестящие зелененькие лыжи.

– Сано, сейчас будем печь твоему другу Кольке подарок. Неси дрова, растопляй печку. Печка была еще теплой. Я бросил пару поленышек. Пока они прогорали, Авдотья Алексеевна состряпала сладкий пирог, а сверху – нас с Колькой на санках! К обеду бабушка достала из печи румяный, вкусно пахнущий пирог, с которым мы и отправились поздравлять семью «Пузанов» с наступающим Новым годом! Колькиному восторгу не было конца: он прыгал вокруг пирога, хлопал в ладоши, смеялся над своей фигурой на санках. Он получился не только пузатым, но и с большущим носом!

Я же с огромной гордостью и благодарностью, нежно прижавшись, обнимал бабулю. И был очень рад, что наш «подарок» всем понравился. Только мы уселись за чаепитие, как в дверь постучали, и в клубах холодного пара в хату ввалился настоящий Дед Мороз!

– Здравствуйте, люди добрые! Я, Дед Мороз Красный нос, поздравляю вас с наступающим Новым годом! Желаю всем здоровья! И пока я здесь, каждый может загадать желание, оно непременно сбудется! Считаю до трех: раз, два, три! – Затем он поднял свою палку и что есть мочи ударил ею об пол! Пока Дед Мороз считал до трех, я загадал про лыжи, про здоровье бабушки и чтобы приехала мама и забрала меня «поднимать целину»!

– Приглашаю всех детишек вашего семейства к нам на праздничную елку, в школу к 14:00!

– Ураа! – закричали мы. Нашему счастью не было предела! Я впервые видел настоящего Деда Мороза! Впервые пойду в школу! И впервые увижу настоящую, большую, нарядную елку!

Наша деревня называется Копырино, и детей в ней совсем немного. Колькина сестра Зоя учится в четвертом классе и обо всем нам рассказывает. В школе все дети занимаются в одном классе – с первого по четвертый, и учительница у всех одна и та же, добрая, но очень строгая Лизавета Даниловна.

Вот и школа. «Коль, ты заходи первым. Я ж тебя почти на целый год застенчивее: тебе скоро семь, и ты будешь здесь учиться!» – «Зато Лизавета тебе кое-какая родственница! Давай, Сань, ты первый!»

Так, наверное, мы бы и перепирались, но тут прибежала Зоя. И обозвав нас «героями», взяла обоих за шкирки и затащила в школу. В классе уже галдели наши деревенские мальчишки и девчонки, было много взрослых. У доски, на возвышении, стояла елка! Конечно, я много видел елок в лесу, но тут стояла настоящая, новогодняя, украшенная стеклянными фонариками и шариками, шишками и снежинками! У меня от такой красоты рот раскрылся и глаза перестали мигать. К нам подошла Лизавета Даниловна:

– Здравствуйте, ребята! Я знаю, вы оба веселые. Видела, как вы в клубе на танцах в уголке у печки передразнивали взрослых, танцуя твист. Было красиво и смешно! У нас все ребята будут выступать у елки с разными номерами, читать стихи, петь, а вы бы станцевали.

– Лизавета Даниловна, мы же еще не школьники, мы стесняемся, – забурчал Колька.

– А мы вас нарядим в кукурузу – никто и не узнает. Какую музыку вам поставить?

– «У моря, у синего моря, гуляли с тобой на просторе», – пропел я. Мне эта песня очень нравится. Мы и вправду несколько раз с Колькой были на танцах, и у нас получалось танцевать даже лучше, чем у взрослых. Нас повели в соседнюю комнату, выдали костюмы, и мы стали переодеваться. В комнате было много ребят в разных костюмах: мушкетеры, зайчики и белочки, доктор Айболит и три поросенка. Все они готовились к концерту. В это время вышел Дед Мороз, и все стали кричать: «Елочка, зажгись»! Мы с Колькой – две кукурузины – стояли с открытыми ртами в дверном проеме и наблюдали, как в зале творится волшебство! Елочка засверкала разноцветными лампочками, и мы опять кричали «Ура-а-а!»

Потом начался концерт, и все было здорово до тех пор, пока не объявили «танец двух кукурузок». Целый Ледовитый океан пробежал по моей спине, но обратной дороги уже не было. Успокаивало то, что мы были в костюмах до самой макушки. Мы взялись за руки и пошли к елке. Музыки пока не было, я видел через щелки костюма, как многие показывают на нас пальцем и хохочут. Посмотрел на Кольку: его пузо не вмещалось в костюм – три пуговки на животе не были застегнуты, и оттуда блестел Колькин пуп. Мне же костюм был велик, и я больше походил на маленькую сороконожку, которая хочет слопать эту упитанную кукурузину! В этот момент мне захотелось провалиться сквозь пол. Очень сожалел, что вообще согласился выступать на этом концерте! Тут зазвучала знакомая музыка и все перед моими глазами замелькало: елка, Колька, смеющиеся люди. Я старался изо всех сил! Помню, как мы кланялись, а вся школа хлопала в ладоши и стучала ногами. Кто-то кричал «Браво!», и нам пришлось танцевать еще раз!

По окончании концерта все проголосовали за наше выступление, оно было самым лучшим.

И нам вручили огромные кульки с конфетами, с настоящими шоколадными конфетами!

– Когда вырасту, стану артистом! – сказал я Кольке. Мы шли довольные и счастливые домой, ели конфеты и смеялись, смеялись, смеялись.

Я гордо зашел в хату. Бабушка на кухне домывала пол. Я похвастался:

– Мы с Колькой танцевали лучше всех, нам за это дали подарки с конфетами!

– Угости хоть одной!

– Нет, бабуль, ты мне лыжи не покупаешь, и я тебе конфету не дам, – пожадничал я и ушел со своим кульком в большую комнату. Потом услышал, как бабушка кинула тряпку и заплакала. Вот тут-то и провалиться бы сквозь землю! Мне так стало стыдно, я выполз из комнаты, обнял бабулю:

– Прости меня, солнце мое! Я больше никогда жадничать не буду! И в это мгновение мой взгляд упал в угол кухни… Там стояли блестящие зелененькие лыжи!!!

– Ураа! – я уронил на пол кулек с конфетами, схватил лыжи и стал целовать бабулечку!

– Спасибо! Родненькая моя Дуняша, я так сильно тебя люблю! Уже вечерело. Зимой темнеет рано. Я бежал к Кольке с лыжами под мышкой, и, кажется, в тот момент у меня за спиной были крылья!

– Колька, а, Колька! Смотри – лыжи! Мне купили лыжи! Пойдем кататься!

– Нашел чем удивить!

Да, действительно, это для меня мечта сбылась, а у Кольки были лыжи настоящие – наверное, такие же, как и у меня, только на ботинках. И с горки он спускался лучше всех – засмотреться!

Жизнь дает первый урок

Улица нашей деревни стоит на пригорке у озера. Огороды каждого двора плавно спускаются к берегу. Летом из калитки огорода выходишь сразу на мостки из двух толстых и длинных досок, которые уходят далеко в озеро. Я вприпрыжку иду по мосткам, доски качаются, и вода брызгает фонтанчиком между ними. Затем сажусь на краешек мостика, опускаю ноги в воду и наблюдаю, как стрекозы между кувшинок гоняются за мошками.

А зимой огороды превращаются в горки, с которых на большой скорости через калитки можно выкатиться далеко на замерзшее озеро. Мы с Колькой надеваем лыжи, и он первый, как настоящий мастер – йе-хо-хо! – спускается по протоптанной лыжне. А я что? В грязь лицом? – Поехали!..

Ветер свистит, морозец щиплет щеки. Вот она – калитка! Вдруг одной лыжей я цепляюсь за краешек калитки и начинаю кувыркаться по мягкому снегу. Лежа лицом в сугробе, я начинаю понимать, что вставать мне совсем не хочется, а хочется, чтобы это был сон. Но нужно подниматься. О, Боже! Мои блестящие и зелененькие лыжи в один миг превратились в щепки! Трагедия, которую не передать словами.

Я плакал так, что, казалось, должны растаять от моих слез все сугробы вокруг. Я плелся домой, и мне казалось, что это Боженька наказал меня за мою жадность перед бабушкой. За гордость и хвастовство, что мы с Колькой выступили лучше всех. А Коля, обняв меня за плечи, шел рядом и успокаивал сквозь слезы:

– Не переживай, Сань, лыжи – дело наживное, главное, что сам цел! – Мы распрощались. Колька пошел домой, а я еще долго стоял на крыльце, крутил в руках обломки лыж, вспоминал Деда Мороза («Он бы исправил!»), стыдился того, что обидел бабушку и что сейчас она будет меня ругать. «Вот и поделом! Пусть поругает!» С этими мыслями я зашел в хату.

– Бабуль, прости меня, я лыжи сломал! Прости! Никогда больше я не буду жадничать и хвастаться!

Бабушка всплеснула руками, обняла и нежно прижала к себе. И так, обнявшись, мы стояли какое-то время. Мне становилось легко от теплых бабушкиных рук и ее ласковых слов:

– На все воля Божья! Не плачь. Сегодня Новый год. Что ты загадал Деду Морозу?

– Баб, не скажу, а то не сбудется. Давай лучше чай с конфетами пить. Мы пили чай, ели конфеты, но я никак не мог понять, почему Господь меня наказал…

– Бабуль, почему Господь меня наказал? Я ведь искренне раскаялся, что не буду больше жадничать и хвастаться!

– Еще не знаю, Санушко, но думаю, что, возможно, когда-нибудь узнаем. Хотя на самом деле Бог не наказывает.

– Как это не наказывает?! Я ж лыжи сломал!

– Вот именно – ты ж лыжи сломал, и при чем тут Господь? Он не наказывает, Он – попущает.

– Но я часто слышу от многих – так говорят. Чуть что: тебя Бог наказал! И что значит – попущает?

– Это значит, что в какой-то момент Он отворачивается от тебя и не берет на Себя ответственность за то, что ты сделаешь или не сделаешь по глупости своей или незнанию. В этом и есть Его наказание – по-пу-ще-ни-е… И, как правило, для человека этот момент жизни становится хорошим уроком. А лыжи ты сломал оттого, что еще не научился как следует на них стоять – а туда же, с большой горки решил скатиться. И это было твое решение: рискнул, не получилось, в следующий раз будешь умнее.

– Да когда ж теперь будет этот следующий раз?! Лыж-то нету…

В этот день я стал намного взрослее

– Тук, тук, тук! Можно к вам? – На пороге стояли Колька и Зоя.

– Сань, баба Дуня, мы пришли поздравить вас с наступающим Новым годом! А еще, Сашка, я тебе обещаю, что научу тебя гонять с горки и не падать! И от нашей семьи мы дарим тебе вот эти лыжи с ботинками! И я опять плакал, только сейчас от счастья и радости. У меня есть такие хорошие друзья и замечательная бабушка, Авдотья Алексеевна Третьякова.

– Ну вот, Сано, и узнали мы с тобой, к чему было попущение Господом, чтоб ты лыжи сломал. Чтобы показать, что у тебя есть настоящие друзья!

Так прошел последний день уходящего, старого, 1965 года.

Александр СТЕННИКОВ

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2021 г.