ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ
[an error occurred while processing this directive]

№5 2011 г.         

Перейти в раздел [ Храмы ]

Паломничество. Встреча со Святой Землей

ВРАТА ИЕРУСАЛИМА

Восхищают крепостные стены Иерусалима - из серого камня, торжественно-строгие. В стенах Старого города - 8 ворот, у каждых - своя история. Особо почитаются в христианстве Златые врата, построенные на месте тех древних врат, через которые Христос вошел в Иерусалим...

За городским шумом и многолюдностью современного города вставало давнее событие - Господь входит в Иерусалим: «Народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна Сыну Давидову! Благословен Грядущий во имя Господне! Осанна в вышних!» (Мф. 20:9). Пройдет пять дней, и тот же народ будет кричать: «Распни Его!».

Что произошло с толпой за несколько дней? Почему изменилось отношение к Иисусу Христу? Об этом говорят и спорят историки, культурологи, религиоведы, психологи, богословы...

Я же, созерцая Златые врата и размышляя о Входе Господнем в Иерусалим, усвоила одну непростую истину для своей повседневной жизни: когда тебе кричат «Осанна! (да здравствует!)», нужно помнить, что следом будет «распни его!». Что это открытие мне дает? Отсутствие иллюзий, готовность к резким переменам и нестабильности человеческих чувств и отношений... Не скажу, что от этого легче жить, - нет, но это мудрость, а она не достается легко, зато помогает достойно выходить из трудностей...

ОВЧАЯ КУПЕЛЬ (ВИФЕЗДА)

Первое впечатление: роскошный сад. Потом открылись остатки древних стен купели. Паломники бродили вдоль Овчей купели, созерцали, вспоминали строки Евангелия. Многих интересовало: где именно произошло чудо исцеления?

Другим было просто интересно исследовать лабиринты Овчей купели; третьи молчали задумчиво-отстраненно - ушли внутренним взором в те далекие времена. У каждого - свое открытие чудес, сотворенных Христом, и свой путь к пониманию их...

СИОН

Холм в Иерусалиме. Не столь высок, как остальные горы, окружающие Иерусалим. Однако этому холму суждено было стать особым местом в мировой истории: здесь истоки многих исторических, религиозных, политических событий. Забыв на время о них, мы сосредоточили свое внимание на христианских святынях, расположенных здесь.

Пройдя по улочкам и переходам, мы оказались в горнице, где происходила Тайная Вечеря. Послушали строки Евангелия, посвященные этому событию. Помолились. В тот далекий вечер в этом сосредоточенно-тихом пространстве произошло три ключевых для христианской истории события - до сих пор они осмысливаются верующими: здесь Христос совершил «умовение» ног своим ученикам; здесь родилось таинство Евхаристии (Причастия); здесь Христос сказал о грядущем предательстве. События известны всем, но часто ли мы задумываемся об их сути?

Центральное событие - рождение таинства Евхаристии. Христос разломил хлеб, подал ученикам и сказал: «...Примите, ядите: сие есть Тело Мое» (Мф. 26:26); подал им чашу с вином и сказал: «...Пейте из нее все; ибо сие есть Кровь Моя нового завета...» (Мф. 26:28). С тех пор Причастие - знак высокой причастности верующих к учению Христа, к Его подвигу во имя людей.

Задумалась: многие ли мои современники, происходящие из семей, традиционно ориентированных на христианскую культуру, испытали состояние духовного восторга во время Причастия? Многие ли ходят ко Причастию? Многие ли знают о том, что таинство это пронизывало все стороны бытовой жизни русского человека, независимо от положения в обществе, состояния и уровня образования?

Простой пример: отношение к хлебу. До революции 1917 года и много лет еще спустя бросить на землю хлеб, оставить недоеденным кусок было страшным грехом, на этом основывалось воспитание детей в русских семьях: хлеб - это Тело Христово, это Отец Небесный, это Тятя, Папа, ласково - Папонь-ка. Как показали атеистические времена, говорить ребенку о необходимости бережного отношения к хлебу вне Бога, только ссылаясь на то, что нужно уважать труд хлебороба, оказалось малоэффективным: без божественной составляющей любой запрет легко нарушается, и свидетельство тому - та легкость, с которой дети играют хлебом, бросают его, взрослые выносят хлеб в мусорный контейнер, и дело здесь вовсе не во всеобщей сытости и изобилии... Видимо, для воспитания нравственной личности важно, чтобы и в ежедневной бытовой жизни присутствовали святыни, которые могли бы ограничить бездумное поведение человека...

Особо актуальным для нашего времени является проникновение в суть следующего события Великого Четверга: Христос умывает ноги ученикам. Узнав об этом Его намерении, противится апостол Петр, ему это кажется недопустимым: он знает, что Христос - Сын Божий! Однако Христос умывает ноги ученикам и после этого говорит: «...Если Я, Господь и Учитель, умыл ноги вам, то и вы должны умывать ноги друг другу» (Ин. 13:14-15).

Что произошло? Воплощение в жизнь христианской идеи «все братья-сестры», призыв служить друг другу так же, как служил им сейчас Христос. Великая мудрость Учителя - личный пример служения другому человеку! Как это важно сегодня, в пору самовозвеличения многих! Сколько появилось людей, которые, чуть поднявшись по социальной лестнице, уже видят себя центром мироздания! Как они заблуждаются! Ибо есть в истории человечества Тайная Вечеря, есть Учитель и Господь, умывающий ноги ученикам, - значит, все, что не соответствует в жизни этому примеру, идет вопреки воле Божией...

Тема предательства, прозвучавшая здесь, в этой горнице, тоже является вечной... Трагедия Иуды известна всем, никто не хочет ее повторить... Но не является ли предательством забвение родных и близких, друзей и благодетелей? Можно о многом размышлять, стоя под сводами горницы, где проходила Тайная Вечеря. События евангельские переплетаются с современностью, помогают многое понять и осмыслить. Здесь же, в этой горнице, сошел на апостолов Дух Святой в день Пятидесятницы, сюда явился Христос после Воскресения, здесь евангелист Иоанн служил первую Литургию и здесь, под покровом первой церкви Своего Сына, жила Богоматерь...

ЕЛЕОНСКАЯ ГОРА

История названия: на ней растут оливковые деревья (елей!)! Только когда я оказалась на этой горе, я поняла, что все панорамные снимки Иерусалима сделаны именно отсюда! Вид на Старый город открывается незабываемый: храм Гроба Господня, мечеть Купол скалы, мечеть Аль-Акса, рядом - Стена Плача; узкие улочки восточного города, городские стены и ворота - время не коснулось Старого города... Во времена Христа Елеонская гора была за городской чертой, между нею и Старым городом - поток Кедрон...

Именно здесь, на западном склоне Елеон-ской горы находится Гефсиманский сад - оливковая роща. Он и сегодня прекрасен, Гефсиманский сад, - не своими масштабами и не обилием деревьев, а тем, что может вызвать трепетное чувство в душе верующего человека, интерес - в душе человека культуры, знающего историю земной жизни Иисуса Христа.

Сегодня Гефсиманский сад - лишь небольшая часть бывшей рощи, обнесен решетчатым забором, дабы паломники и туристы не обламывали кору и веточки оливковых деревьев на память... Рядом - храм, паломники молятся, туристы созерцают, все вместе бродят по аллеям вокруг сада.

Что было интересным? Только здесь я узнала, что оливковые деревья растут своеобразно: из состарившегося ствола вырастает новый ствол, старый постепенно осыпается от времени и исчезает, и так -вечно. Так что созерцаемые нами сегодня оливковые деревья - прямые потомки тех, которые видели Христа, слышали Его Моление о Чаше накануне ареста и распятия («Отче Мой! Если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты» - Мф. 26:39); они были свидетелями предательства Иуды... Здесь, под кронами этих деревьев, Он страдал, зная о том, что произойдет дальше; здесь Он просил учеников пободрствовать с Ним: «...Душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною» (Мф. 26:38).

И сразу маленькая оливковая роща приобрела иные очертания: отныне это уже вселенское пространство, где Сын принял волю Отца, где зародились истоки новой религии, которой суждено было стать основой культуры многих и многих народов... В те дни, когда мы были на Елеонской горе, цвели оливковые деревья - мелкие желтые цветочки падали порой на землю, и эту пыльцу бережно собирали на память паломники из разных стран... Здесь же, на горе Елеонской, произошло еще одно важное событие христианской истории - Вознесение Господне. На месте Вознесения - часовня, внутри нее - камень с отпечатком стопы Иисуса («стопочка»). Реалии времени: часовня и двор вокруг нее принадлежат мусульманам; в то время как паломники поклонялись этому священному месту, за стеной звучали мусульманские молитвы. У выхода из часовни арабы-торговцы предлагали сувениры христианской тематики и фотографии с панорамой Иерусалима...

У подножия горы Елеон в Гефсимании находится Успенский подземный храм с гробницей Матери Божией. Широкая мраморная лестница спускается в нижний храм. Там - кувуклия с гробницей Божией Матери. Здесь всегда много паломников. Ожидая своей очереди, чтобы помолиться над гробницей, поют молитвы, плачут, молятся перед чудотворной иконой Иерусалимской Божией Матери... Здесь возникает какое-то особое состояние - состояние родства всех со всеми: мы все стоим перед единой для нас Матерью, мы все - братья-сестры. Я здесь тоже плакала: вспомнила умершую дочь, и моя печаль слилась со вселенской скорбью Божией Матери...

Подумалось: сколько здесь, среди молящихся и плачущих, людей, которые пережили уже трагедию личного крестного пути или крестного пути своих близких. И слезы, пролитые здесь, очищают, утешают, дают надежду... Потом мы побывали в монастырях, находящихся на Елеонской горе: в русском Вознесенском монастыре и в русском Гефсиманском монастыре Марии Магдалины. Опять цвели райские сады, восхищало убранство храмов, их история. Душа была умиротворенной и благостной, скорбь отступала, а на смену ей приходило состояние радости от красоты Божиего мира - именно оно дает возможность преодолевать скорби и жить, надеяться и верить...

ХРАМ ВОСКРЕСЕНИЯ (ГРОБА ГОСПОДНЯ)

У нашей паломнической группы было три встречи с этой главной святыней христианского мира.

Первая встреча произошла в день, когда мы шли от Претории до Голгофы Страстным путем Иисуса Христа. Так принято у христианских паломников: взять в руки маленький деревянный крест и пройти тем путем, каким Христос шел на Голгофу (сегодня это улица Via Dolorosa - улица Скорби). Скорбью пронизано место заточения Иисуса Христа в Претории - здесь Он провел ночь после ареста в Гефсиманском саду. Каменная плита с отверстиями для ног: арестованного сажали на плиту, ноги опускались в отверстия и там их заключали в колодку. Состояние обреченности и неотвратимости того, что должно произойти...

Сам Страстной путь, на нем - 14 остановок: часовня бичевания; арка, с которой Понтий Пилат, показывая народу Христа, обагренного кровью, с терновым венцом на голове, сказал: «Се человек!»; обломок большой колонны - место первого падения Христа под тяжестью Креста; маленькая часовня, которой отмечено место встречи Богородицы со своим сыном; надпись на одной из дверей - напоминание о встрече Христа с Симоном Кирениянином (воины заставили Симона разделить с Христом тяжесть несения Креста); церковь на месте встречи Христа и святой Вероники, реликвия этой встречи - покрывало, которым святая Вероника отерла лицо Христа и тем самым запечатлела Его лик; столб на перекрестке улицы Скорби с оживленной торговой улицей - место второго падения Христа; небольшой крест, напоминающий о том, что здесь Христос обратился к плачущим женщинам: «Дщери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших...» (Лк. 23:28); римская колонна, отмечающая место третьего падения Христа. В пятнадцати шагах отсюда - Храм Воскресения Христова с Голгофой и последними пятью остановками (снятие одежд; прибивание гвоздями ко Кресту; распятие; снятие с Креста; погребение).

Перечисленные события известны всем, читавшим Евангелие. Здесь же, на улице Via Dolorosa - улице Скорби - они воспринимались зримо и осязаемо: маленький легкий крестик в руке был символом скорбного пути, он не был тяжел; тяжела была ноша духовная - сопереживание Христу, идущему на Голгофу. Здесь мы читали Евангелие, растворенное в пространстве древнего города. Наши ноги чувствовали неровность плит, по которым мы шли; наши глаза слепило яркое солнце; наша душа скорбела от неотвратимости происходившего... Вокруг шумела разноязыкая толпа, восточные лавочки зазывали посетителей - все как тогда, в Страстную пятницу...

Тема Пути, предназначенного Богом, была осмыслена в тот день каждым участником паломнической группы.

Пройдя путем Скорби, мы оказались у врат храма Воскресения Христова. При первой встрече я увидела сначала площадь перед Храмом, монументальную колокольню, множество людей на площади...

Мы вошли в Храм. Наш гид - инокиня Ника вела нас по галерее, рассказывала о приделах (храм многопридельный, каждый из приделов посвящен какому-либо событию евангельской истории). Пока все воспринималось как факты - духовного диалога с тем, что я видела, не происходило. Так мы дошли до святыни - кувуклии (часовни), которая сооружена над той самой пещерой, где был погребен Иисус Христос, где произошло Воскресение Господне и куда каждый год нисходит Благодатный огонь.

Сначала поразила очередь верующих, желающих поклониться святыне - шли пасхальные дни, паломники со всего мира стремились встретить Светлое Христово Воскресение здесь, у Гроба Господня. Мы встали в очередь, стояли около двух часов.

Первоначально казалось, что очередь не движется, что стоять будем долго... Потом пришло чувство отстранения от суеты мирской; я начала рассматривать то, что меня окружало. Справа - стена кувуклии, впереди - разноцветные лампады, свечи сияют тихим светом; высокие колонны и своды храма, под которыми кувуклия кажется маленькой и хрупкой; люди в очереди - терпеливо переносящие соседство друг с другом; кто-то молится вслух, кто-то - молча; девушка рядом, устав от стояния в очереди, повторяет вновь и вновь: «Терпи и смиряйся, терпи и смиряйся».

Мне было проще: смирение незаметно снизошло в мою душу, и я стала вспоминать всех близких мне людей. Я молилась за их здоровье, просила Бога помочь им в их делах. А поскольку у меня много близких людей, коллег, учеников, да еще есть важное любимое дело, то и время за молитвой прошло незаметно, и я оказалась у входа в кувукпию.

Стоя в очереди, я думала, о чем я буду молиться у Гроба Господня, с какою самой главной просьбою обращусь к нему... Но когда я вошла внутрь часовни Гроба Господня и преклонила колени перед ложем, на котором был погребен Христос и с которого воскрес, духовный поток такой мощной силы охватил меня, что молитва сложилась сама собой - та единственная, которая и должна определить мое бытие... Все другие просьбы, мысли - все ушло, оставив для разговора с Богом самое сокровенное...

Я вышла из кувуклии и села на скамью напротив: теперь уже отстраненно смотрела на поток людей, идущих к Христу, на душе было светло и тихо. Сияли лампады, шли люди, шелестя ногами по древним плитам, греческие священники обеспечивали порядок в очереди, звучали молитвенные песнопения...

Думалось о смирении человеческой гордыни: сколько планов преобразования мира затевалось, сколько людей верило в свои неограниченные возможности и властно устанавливало торжество своей истины! И все в результате завершается смирением - за любыми глобальными планами встает народная мудрость «Без Бога не до порога», и оказывается, что наше счастье и несчастье, наш путь и его отсутствие - все по Божией воле, и этот нескончаемый поток людей ко Гробу Господню является свидетельством признания Истины Божией...

Был вечер, нас ждали автобусы, и потому не было времени побывать неспешно в каждом приделе храма; удалось только увидеть, где находится вход на Голгофу, Камень миропомазания, колонна, на которую однажды снизошел Благодатный огонь (когда православным было запрещено входить в кувуклию)... Осмыслить, прочувствовать то, что увидено, не было времени. Мы возвращались в Вифлеем, в нашу гостиницу. Вторая встреча с храмом Воскресения Христова была очень торжественной: было первое воскресенье после Пасхи - Антипасха. Мы ехали на Литургию. Накануне вечером была Литургия в Свято-Троицком соборе Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, потом - исповедь.

И вот мы в храме Воскресения Христова. Идут последние приготовления к торжественной службе. Службу ведут греческие священники, участвуют в службе Владыка Димитрий, Архиепископ Тобольский и Тюменский, священники тобольских и тюменских храмов.

Красивое и торжественное событие! Вспомнилось, что сказали князю Владимиру послы, побывавшие на службе в соборе Святой Софии в Константинополе: «Не ведали, на земле или на небе находились». Вот это чувство восхищения божественной красотой пережито было во время Литургии в храме Гроба Господня. Молитвенные песнопения на греческом языке перемежались песнопениями славянскими, сияли лампады, радостно светились праздничные одеяния священников, торжественны были лица молящихся.

Служба завершалась, началось Причастие. Оно было приготовлено в кувуклии, в часовне Гроба Господня. Причастие - великое таинство, каждый раз оно вызывает трепет в душе верующего человека. Однако то чувство высокого восторга, которое было пережито мною во время Причастия в храме Гроба Господня, мне еще не доводилось переживать. Это было состояние высочайшей гармонии духа, единения с Богом... После службы у нас было три часа свободного времени. Кто-то пошел поклониться святыням, которые находятся в приделах храма, кто-то отправился в восточные лавочки, находящиеся неподалеку. Мне не хотелось никуда идти, я пошла вдоль галереи храма, вдруг увидела вдоль стены каменный выступ, присела, достала блокнот и начала писать...

Я писала не о своих впечатлениях - все было гораздо прозаичнее: мне долгое время не открывались новые пути развития моего дела. Вдруг проявились идеи, которые показались новыми и перспективными... Я записывала эти идеи и просто мысли по поводу них, а мимо шли и шли люди - они двигались в сторону кувуклии, шелестели их шаги по древним плитам, звучала разноязыкая речь. Возникла мысль: странную, должно быть, картину я представляю - посреди людского движения и поклонения сидит паломница на каменном выступе в тени колоннады и что-то пишет...

Так прошло более часа, потом я вдруг словно очнулась. Под шелест шагов пришли мысли о том, что все тревоги и проблемы, измучившие меня там, дома, за тысячи километров отсюда, здесь не имеют значения: они мелкие и преходящие, они не отражают сути бытия - скорее, наоборот, скрывают ее. Вспомнила умершую дочь: пришел в мир ангельский ребенок и быстро ушел, открыв мне тайну и страдания материнства; вспомнила свои обиды и печали, неприятности, встретившиеся на жизненном пути - все уходило прочь под этими сводами, вместо грустных страниц рождались другие - всепрощающие и понимающие, тихим светом наполнялась душа...

И наступило мгновение, которое я не забуду никогда: вдруг я почувствовала ритм времен. По-прежнему шелестели шаги людей - шли и проходили народы, за поворотом галереи, у кувуклии, шла служба; звуки молитвенных песнопений поднимались под купол собора, там соединялись с эхом от шелеста шагов, людских голосов - все вместе становилось удивительной музыкой движения вечности. Вместе с этой музыкой пришло ощущение вселенского дома и того, что это - мой дом, здесь все мне родное: я уходила - и вернулась, вернулась к высокой гармонии духа. Это было растворение во времени и пространстве и одновременно - обретение себя: я была - по-прежнему сидела на каменном выступе паломница в холстяной одежке, и в то же время меня не было - дух мой парил в горних высотах, и оттуда открывалась мудрость всепрощения и приятия воли Божией...

Завершался третий час откровения храма, пора было выходить на площадь - нужно было продолжать паломнический путь. Очень трудно было выйти из-под сводов храма, почти невозможно: счастье, пережитое мною там, было мне прежде недоступным, хотелось продлить это состояние светлой радости и освобождения духа... Но нужно было идти, и я вышла из храма на площадь...

Сияло солнце, в соседней мечети призывал мулла к полуденной молитве, шли люди - в храм Гроба Господня и из храма. Я перешла площадь, села на ступени рядом с другими паломниками, лицом к храму. Все молчали, каждый думал о своем...

Я не могла избавиться от ощущения: я прежняя осталась там, на каменном выступе в тени колоннады; здесь, на ступенях, я - другая, ибо то ощущение счастья и ритма времен, которые открылись мне там, в храме после Литургии и высокого Причастия, отныне навсегда со мной. Подумалось: после пережитого откровения невозможно жить по-прежнему, должен открыться новый путь, несущий миру свет и радость, наполненный деятельностью на благо людей, открывающий движение к умной, доброй и красивой школе для моих учеников...

На площади между тем шла жизнь: люди встречались и расставались, фотографировались, просто сидели на ступенях. Привлекла внимание одна молодая семья - босоногие родители, молодые и прекрасные, играли с младенцем: отец поднимал его на руках, щекотал своей бородой животик, младенец весело смеялся, смеялась и юная мать. И так божественно прекрасен был этот земной мир, что возникли слова благодарности Богу: радость небесная, встретившись с радостью земной, подарила желание продолжать эту радость в деяниях своих и в отношениях с людьми...

И не было печали о недоступности мира горнего земному человеку - он открывается по делам человеческим...

Третья встреча с храмом Гроба Господня произошла в последний вечер нашего пребывания в Иерусалиме: мы возвращались из Галилеи и чудом успевали еще раз - до закрытия - оказаться в храме. Мы почти бежали по улочкам старого города от автобуса к храму, и это не было суетой - это было стремление к встрече...

Был вечер, и в храме было мало паломников. Еще раз я вошла в часовню Гроба Господня и помолилась там, светло и спокойно; вышла, поднялась на Голгофу (до сих пор не удавалось поклониться месту, где стоял Крест Христов, - всегда было много паломников, шли службы, а мы были ограничены во времени); теперь же здесь было пустынно и тихо, можно было преклонить колени перед этой святыней...

Спустилась вниз, прошла вдоль галереи, остановилась у того места, где сидела недавно, где открылся мне ритм времен. Не стала искушать Господа - не поддалась желанию вновь пережить состояние высокого счастья: откровение дается один раз, важно сохранить его и озарить его светом всю жизнь... Неспешно вышла на улицу, прощальным взглядом запомнила все, что стало дорогим и близким - и пошла по узким восточным улочкам к автобусу...

СВЯЩЕННИКИ

Мне хорошо известно, какую великую роль в истории русской культуры сыграло российское священство и монашество: несение в мир Слова Божиего и воплощение его в храмах и иконах, составление летописей и хранение старинных текстов, просвещение народа и воспитание нравственности - все это повседневный труд священнослужителя, благодаря которому храмы и иконы стали Библией для неграмотных, а жития святых - основой нравственной жизни русского человека. Тема духовного наставничества изначально была ключевой в христианстве, и она бережно продолжалась в течение веков в российских пространствах...

Во время паломнической поездки нашими духовными наставниками были священники тобольских и тюменских храмов во главе с Владыкой Димитрием.

Впечатления: умные, грамотные люди, пунктуально относящиеся к обряду и традициям, терпеливо воспринимающие светские поступки некоторых паломников; просветленный лик Владыки, искренне желающего подарить паломникам праздник общения с православными святынями; вдохновенные службы и человечное общение; умный юмор и философские беседы...

Что привлекло мое внимание больше всего? Прежде всего, тема отцовства. Во-первых, духовное отцовство: давняя традиция православной культуры; во-вторых, реальное, земное отцовство: священники, сопровождавшие нас, - отцы (у них многодетные семьи!). Забота о детях, семье, любимой жене-матушке чувствовалась постоянно - в коротких репликах, в ответах на вопросы паломников. И я подумала: сегодня российское общество с трудом возвращается к православию, к его обрядам и традициям; еще труднее будет путь возвращения к нравственным основам жизни православного христианина, к вечным ценностям.

Одна из ценностей прошлой жизни - семья, в которой есть отец и мать, есть много детей... Что мы видим сегодня? Отсутствие отца в детской жизни. Всегда внимательно читаю и рассматриваю рекламные щиты: они - отражение нравственных болезней времени и общества. Года два назад меня потрясла социальная реклама с текстом: «Я мама, а мама никогда не бывает одинокой» - какой призыв стать матерью-одиночкой и лишить ребенка отца! Или еще: «В счастливой семье счастливы все!» - и изображены мать и трое детей, между прочим, все с грустными глазами. Где у них отец?

Отсутствие отца в доме - это традиция атеистических времен: перелистайте советскую детскую литературу, например, книги А. Гайдара - там дети решают свои проблемы без отца («Тимур и его команда», «Чук и Гек» и др.)! А любимый герой детворы советских времен Чебурашка? У него нет ни папы, ни мамы - его вообще нашли в ящике с апельсинами... Да и из добрых существ на улице ему встретился только крокодил (!) Гена... Какая-то всеобщая безотцовщина! Грустно! Если от книг перейти к жизни, то в повседневной школьной действительности тема безотцовщины весьма актуальна: у значительной части детей родители в разводе, дети, в основном, остаются с матерью; у другой части отцы есть, но детьми не занимаются; иногда в неполную семью приходит отчим, но чаще всего он остается просто «маминым мужем» и редко становится отцом... Статистика даже хорошей современной школы, с хорошим детско-взрослым социумом: 54% детей испытывают дефицит общения с отцами! Отсюда - все проблемы тяжкого подросткового взросления...

Слушая то, что говорили наши священники о детях, о семье, я подумала: вот ведь есть опыт построения традиционной православной семьи - почему о нем сегодня мало пишут и говорят? Почему нам предлагается идеал свободной женщины, матери-одиночки, но забытым остается счастье общения ребенка с отцом? Почему тема отцовства в семье православного священника сегодня остается неизвестной светскому обществу? Вспомните: на иконе Андрея Рублева «Троица» идет молчаливый диалог Отца и Сына, в основе его - понимание и согласие. Когда в современной жизни у каждого ребенка будет возможность для понимающего общения с отцом?..

...Так педагогические размышления плавно переплетались с богословскими сведениями и молитвами - точнее, проблемы повседневной жизни и деятельности освещались светом паломнической поездки и открывались с новой стороны...

Тема подвижничества православных священников также привлекла мое особое внимание в этой поездке. Я знакома с этой темой из литературных и исторических источников, но здесь она приобрела особое значение: ведь кто-то построил русские православные монастыри и храмы на Святой земле, кто-то сохранил эти святыни для многих поколений паломников? Названо было имя: архимандрит Антонин (Капустин), начальник Русской духовной миссии в Иерусалиме. Это имя звучало почти ежедневно, и я удивлялась энергии, уму, трудолюбию этого человека. С его именем связано много страниц православной культуры на Святой земле, одна из таких страниц - Горненский монастырь. Горняя, или Град Иудов, Эйн-Карем (Источник в винограднике) - святое место: здесь, в 9 км от Старого города находился дом За-хария и Елисаветы, родителей Иоанна Крестителя. Именно сюда, к своей двоюродной сестре поспешила Дева Мария, получив от Архангела Гавриила Благую Весть о том, что станет Она Матерью Сына Божиего; и еще одну весть сообщил Деве Марии Архангел Гавриил: у бездетных Захарии и Елисаветы родится сын... И когда вошла Дева Мария в дом Захарии и поцеловала Елисавету, взыграл младенец во чреве Елисаветы...

Это святое место и приобрел на пожертвования верующих в конце XIX века архимандрит Антонин. Он создал здесь женский скит, в котором образованные отшельницы могли посвятить себя молитвенной книжно-созерцательной жизни. До сегодняшнего дня послушание инокинь состоит в том, чтобы сопровождать группы паломников, открывая им евангельские страницы Святой земли. На территории монастыря есть гостиница для паломников, здесь всегда рады гостям. Монастырь встретил нас благоуханием сада, красотой соборов, вдумчивым ласковым взглядом игуменьи Георгии, умиротворенностью келий - маленьких домиков, взбегающих по склону горы...

...Светло и торжественно прошла Литургия в соборе Всех святых в земле Российской просиявших; паломники исповедались и причастились. Ангельски пели инокини, голоса легко и невесомо поднимались под купол собора, хотелось плакать - о каком-то неведомо-прекрасном счастье...

Настало время прощания - мы покидали монастырь благостно и тихо: инокини провожали паломников небесно-прекрасной прощальной песней. До сих пор ее мелодия звучит в душе, светлая и грустная одновременно...

Подумалось: есть особый дар и особая миссия - дарить обычным земным людям праздник встречи с Горним миром, нести в человеческое сообщество Слово Божие, поднимать усталого, растерянного, заблудшего человека из суеты повседневности - к светлой радости соработничества с Богом... Глубокой благодарностью к нашим духовным наставникам завершалась паломническая поездка на Святую землю...

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Холмы вдоль дороги, оливковые деревья, перемежающиеся арабские и еврейские поселения, Тель-Авив, аэропорт Бен Гурион, досмотр, паспортный контроль - все, как обычно. И снова божественно-прекрасный мир внизу, и мы выше облаков...

Можно подняться - технически! - очень высоко над землей, но как трудно подняться на пути духовного становления личности...

Лидия Русакова
г.Тюмень

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2021 г.