ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ТОБОЛЬСКОГО И ТЮМЕНСКОГО ДИМИТРИЯ

№9 2018 г.         

Перейти в раздел [Документы]

Христос Таинственный

Церковные Таинства известны всем православным христианам. В каждом из этих Таинств – Христос. Апостол Павел пишет: «Тайну, сокрытую от веков и родов, ныне же открытую святым Его, которым благоволил Бог показать, какое богатство в тайне сей, которая есть – Христос в вас, упование славы» (Кол. 1, 26-27).

Мы говорили о Христе историческом, говорили о Нем как о Сыне Человеческом и Сыне Божием. И каждый раз Господь пребывал где-то далеко – в Иерусалиме или на Небесах. Но Христос живет и в нас. Бог – в душе человеческой.

Только в христианстве есть Таинство сочетания с Господом. Что такое «сочетание»? «Будут двое одна плоть» (Еф. 5, 31) и «Тайна сия велика» (Еф. 5, 32), как говорит апостол Павел. Как могут две личности вдруг слиться в единую? Не просто быть рядом, касаться друг друга, иметь нечто общее, а превратиться в одну? Мы, христиане, можем не только прикоснуться к Нему, не только веровать в Него, исполнять Его заповеди и любить Его, мы можем соединиться с Ним, и тогда – Христос в нас, и мы во Христе. Воистину, «Тайна сия – велика…».

У протестантов есть глубокая вера в Господа, есть самопожертвование, есть проповедь Христова, но нет Тайны сочетания с Ним. Эта Тайна – сокровище православия, глубинная сущность нашей веры. Мы рассмотрим семь церковных Таинств: Крещение, Миропомазание, Исповедь, Причастие, Венчание, Соборование и Священство. Сам термин sacramentum был введен в III веке карфагенским учителем Тертуллианом, формулирующим его как некое священное действие, в котором под видимым образом человеку сообщается невидимая благодать Божия. В каждом Таинстве – Христос. Сами верующие иногда этого не чувствуют, особенно по прошествии веков, когда вера стала сначала «народной», а потом «исторической» и «традиционной». Со временем к Таинствам стали относиться как к неким магическим действиям. Многие приходят в Церковь, участвуют в тех или иных Таинствах, при этом не думая о Господе. Мне бы хотелось поговорить о семи Таинствах таким образом, чтобы в каждом из них увидеть Христа.

Таинство Крещения

Апостол Павел пишет: «Ибо все вы, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал. 3, 27). Когда спрашиваешь: «Для чего крестишься?», – ответить могут все что угодно: «чтобы дети не болели», «чтобы получить защиту», «чтобы стать ближе к Богу». Но чтобы человек хотел облечься во Христа? Такого, к сожалению, не услышишь… Для протестантов крещение – лишь некий символ, некое внешнее действие. «Рождение свыше» происходит при уверовании, при покаянии, а само крещение только его символизирует. Впрочем, такой подход существовал задолго до реформации, например, среди павликиан и богомилов. Человеку всегда было трудно поверить, что при погружении в воду происходит его облечение во Христа. Проще думать, что это – лишь некий символ того, что человеком должно быть пережито изнутри. Православие не приемлет такое учение. Это не символ того, что мы облекаемся во Христа, это и есть само облечение. С другой стороны, встречается и чрезмерное увлечение магизмом, вера в то, что само по себе действие все совершит. В латинском схоластическом богословии это называется Ех орere operatum, то есть «действие в силу действия».

В апологетических и учебных православных пособиях говорится, что так учат католики, но, к сожалению, такое понимание присуще и подавляющему большинству православных. Дескать, крещение состоялось, значит, благодать будет действовать. Главное, чтобы священнодействие было совершено как положено. Это похоже на таблетку, которую можно дать больному без его ведома. Химическая реакция запускается, и лекарство начинает действовать.

Такой подход к крещению не православный и неверный. В IV столетии святитель Кирилл Иерусалимский, оглашая людей перед крещением, говорил: «Примет тебя вода, но не воспримет Дух». То есть телом ты в воде побывал, а Духом воспринят не был. Не «действие в силу действия», а действие в силу веры. Действие происходит только при наличии человеческой веры и сознательного его принятия.

Благодатная сила крещения велика. Святитель Киприан Карфагенский, ученик Тертуллиана, приближаясь к христианской вере, все никак не мог ее принять, потому что чувствовал в себе грехи и был обуреваем страстями и пороками. Он вспоминал, что, приняв крещение, увидел свет и ощутил некую силу. «Когда возрождающая волна очистила нечистоты моей прежней жизни, свет, тихий и ясный, сошел с Неба в сердце мое. Когда второе рождение Духом Небесным изменило меня в нового человека, то чудным образом укрепился я. <…> Я узнал, что живущее во мне по плоти для греха принадлежало земле, а началось теперь Божие, живущее Духом Святым. В Боге и от Бога вся наша сила».

Эта сила дана была Киприану Христом, с Которым сочетался бывший язычник и будущий святой. В Таинстве Крещения мы получаем не некую «энергетику», а получаем (или не получаем) Христа. Не случайно при крещении священник спрашивает у нас: «Сочетаешься ли с Христом?» «Сочетаюсь!» – отвечаем мы. Это – формула брака, венчания, супружества. Наша душа сочетается Христу и становится Христовой невестой. В Новом Завете мы читаем: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28, 19).

Все знают, что крещение совершается «во имя Отца и Сына и Святого Духа». В то же время в книге Деяний апостольских написано: «И крестились во имя Господа Иисуса» (Деян. 19, 5), «И велел им креститься во имя Иисуса Христа» (Деян. 10, 48). В некоторых сектах так и крестят «во имя Господа Иисуса», ссылаясь на эти тексты из Деяний и посланий апостольских. Историки, исследовавшие этот вопрос, считают, что с формулой «во имя Отца и Сына и Святого Духа» крестили уверовавших язычников, а «во имя Господа Иисуса Христа» – обратившихся иудеев. Ведь иудеи веровали во Единого Бога. Им надо было креститься во Христа, Бога они и так уже знали. Язычников же из всех народов крестили во имя Бога, Которого они теперь принимали. Судя по всему, изначально существовали обе формулы, но уже довольно скоро, к концу I века, первый вариант становится всеобщим, хотя бы потому, что все меньшее количество иудеев принимало крещение во Христа, иудейская синагога окончательно размежевалась с христианской Церковью, и практически вся проповедь Христова происходила среди языческих народов.

Посредством крещения мы вступаем в Завет с Христом. Завет – это договор, союз. Господь выдвигает условия, а мы эти условия принимаем. Есть одна любопытная особенность. Во время крещения католические и протестантские священники произносят: «Я крещу тебя…», – в то время как православный священник говорит: «Крещается раб Божий…». То есть там крестит священник, а здесь священник только констатирует факт крещения, а крестит Сам Христос. В крещении мы принимаем именно Христа, тогда как Бога мы принимаем в уверовании, когда душа наша познает Творца – «Верую во Единого Бога…». (Продолжение следует…)

Елизавета Киктенко, Фома.ру

[ ФОРУМ ] [ ПОИСК ] [ ГОСТЕВАЯ КНИГА ] [ НОВОНАЧАЛЬНОМУ ] [ БОГОСЛОВСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ]

Статьи последнего номера На главную


Официальный сайт Тобольской митрополии
Сайт Ишимской и Аромашевской епархии
Перейти на сайт журнала "Православный просветитель"
Православный Сибирячок

Сибирская Православная газета 2022 г.